• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ysl - pb (список заголовков)
10:28 

Пьер Берже. Письма к Иву.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
К Иву - в смысле, к Сен-Лорану. Уже покойному.
Пишет вслед, начав с прощального слова, которое сказал непосредственно над гробом в 2008 году. Есть видео, кстати...

Так сложилось, что я, в июле оказавшись в Париже, купила эту книжку. Она маленькая, и содержит в себе концентрированную смесь макабра и страстей.
Эта компания - Сен -Лоран, Берже - очень естественно продолжила историю уже мне знакомых парижских компаний - просто новые люди подсаживались в тот самый поезд). Куча старых знакомых, все такое. Невозможно было мне и их не полюбить).
Ну и вот, осилю или нет - но можно посмотреть первые 16.

@темы: ysl - pb

10:30 

Пьер Берже. Письма к Иву. 1 - 7

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)

1.
Как было молодо и прекрасно парижское утро, когда мы с тобой познакомились! Ты вел свой первый бой. В тот самый день ты впервые повстречал свою славу, и с тех пор вы никогда с ней не расставались. Как бы я мог вообразить тогда, что через пятьдесят лет мы с тобой окажемся вот так лицом к лицу, и что я заговорю с тобой, чтобы попрощаться? И вот –это последний раз, когда я обращаюсь к тебе, последний раз, когда я могу это сделать. Скоро твой прах будет отправлен туда, где тебя ждет усыпальница, в сады Марракеша.
Я обращаюсь к тебе, к тебе, который меня не слышит, не отвечает. Меня слышат все остальные, кто сейчас здесь, и только ты один этого не можешь.
Как мне не вспоминать? Я вспоминаю ту первую встречу, и другие, которые были после. Я вспоминаю день, когда мы решили – люди в самом деле решают в подобных случаях? – что наши дороги соединятся, сделаются одной дорогой. Я вспоминаю, как я сообщил тебе, на твоей койке в госпитале в Валь-де –Грас, что ты больше не возглавляешь дом высокой моды, где ты до того работал, и я вспоминаю твой ответ. «Тогда, - сказал ты мне, - мы откроем дом моды вместе, и ты будешь им управлять». Я вспоминаю, как искали деньги, как повсюду возникали препятствия, подводные камни, но я для тебя рисковал бы и еще больше. Я вспоминаю первую коллекцию, которую ты выпустил под своим именем, на улице Спонтини, и твои слезы в конце, свидетельство многих месяцев, проведенных в сомнениях, в поисках, в тоске и тревоге. И опять слава пришла и коснулась тебя крылом. Потом годы сменяли друг друга, и с ними – твои коллекции. Как быстро они прошли, эти годы, и насколько твои коллекции определяли внешний вид своего времени! читать дальше

@темы: ysl - pb

10:36 

Пьер Берже. Письма к Иву. 8 - 16.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
8. 4 января 2009г.
Катрин Путман скоро умрет. Легла в больницу с формой бронхита, у нее обнаружили три очага рака. Мне очень больно. Х., с которым мы говорили вчера, мужественно борется с раком легких.
Я показал дом на улице Бабилон, как я тебе говорил. Отопление сломалось. Адский холод. Сад голый. Небо задевает за самые крыши. Безотрадно.
Мы с Пьером послушали молодого немецкого пианиста Мартина Хельмхена, он играл Сонату в ля и «Музыкальный момент» Шуберта. Раду Лупу не забудешь, но и это было великолепно.
9. 6 января 2009 г.
Я только что получил плохие новости о Билле. Кровоизлияние в мозг. Он в реанимации в больнице в Марракеше. Состояние критическое. А ты помнишь те марокканские дни, когда нам жизнь была дана в руки, как подарок? Я бы так хотел, чтобы ты это помнил, чтобы ты не думал, что несчастье необходимо. Увы, я тебя хорошо знал, и видел, как тебе нравилось играть с наихудшим, с черной депрессией. Я понимал, что это было - твои всплески ненастоящего воодушевления, бессмысленные проекты, твои прыжки в неведомое, которые только еще вернее потом превращали тебя в какую-то куклу на шарнирах. А я был там же и сопровождал тебя, я пытался тебе помочь. Знаешь, я принимаю и свою долю ответственности. Не думай, что я не желаю признать свои ошибки. Я защищал тебя - может быть, слишком. Не осознавая того, я превратил тебя в ребенка, и вот, так же, как ты зависел от наркотиков, ты стал зависеть и от меня. Мне надо было отнять тебя от груди. Я этого не сделал. Это был наш способ прожить нашу общую историю. Нашу историю любви. Роли распределились с самого начала, и мы их держались до самого конца. Я себя часто за это упрекал. Только было поздно. Скажем, что меня это устраивало, так же как тебя это устраивало. Не было ни жертвы, ни виновного, или, может, лучше сказать, что жертв было две и виновных двое? Я только что признался тебе в том, что всегда скрывал от самого себя.
Понял ли я это уже в тот самый первый вечер, когда мы познакомились, на ужине, который устроила Луиз-Мари Буске в «Золотом колоколе»? Может быть. Я вспоминаю, как я был смущен, и ты тоже. Как не смог поцеловать тебя, когда проводил домой, поздно ночью. Как после этого все быстро понеслось! Ты помнишь это? Когда я мысленно возвращаюсь в те первые месяцы 1958 года, я себя спрашиваю, где я нашел силы, чтобы поставить точку после восьми лет, прожитых с Бернаром? Ведь я по-настоящему почитал идею верности. Я говорю о верности сердца. Да, все понеслось быстро.
Как театр, когда нет репетиций, мой дом наполовину пуст. Приходили перевозчики, и увезли почти все. Уверяю тебя, я не вроде Фирса из «Вишневого сада», я не считаю себя брошенным.
10.
7 января 2009 г
читать дальше

@темы: ysl - pb

00:11 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
17 января 2009 г.
Вчера я тебе написал, что ты очень высоко поднял планку в своем ремесле. По правде говоря, я всегда думал, что это ремесло не твоего уровня, что ты заслуживаешь большего, что ты страдаешь от его эфемерности. Ты всегда знал, что мода – не искусство, пусть для того, чтобы ее создавать, нужен художник. В общем-то, именно поэтому ты относился к себе так строго. Ты должен был быть полноценным художником, но был ли у тебя талант? Я спрашиваю об этом сам себя, спрашиваю тебя, я знаю, что этот вопрос отравлял твои дни и ночи. Но вспомни, Ив, твой абсолютно точный глаз, который ни разу не ошибся, который ничто не могло сбить с толку. Рядом с тобой я научился понимать неумолимый закон целостности. Я этого не забыл. Это мой способ быть тебе верным, быть верным себе самому. Я горжусь тем, что никогда не отступал. Ни в чем. И ты тоже, ты никогда не этого не делал. Ты же помнишь, как в самые первые годы в доме моды эта твоя требовательность, временами просто безжалостная, кому-то казалась неприемлемой. Потом все поняли, что ты был прав.
23 января 2009 г.
Я приехал на ночь в усадьбу «Тео», в Сен-Реми-де-Прованс. (от КВ: он говорит об одном из двух загородных домов, своих, расположенных по соседству, «Винсент» и «Тео» - названы в честь братьев Ван Гог, конечно). Завтра прах Катрин поместят в их семейный склеп на кладбище в Арле. Там уже лежит Жак, ее муж, и Брам Ван Вельде (опять от КВ: это был нидерландский художник, который много лет дружил с издателем и коллекционером Жаком Путманом и много с ним работал), которого не знали, где хоронить, и вот он нашел пристанище у них. Погода просто нормандская – туман, ветер, дождь. Когда мы развеивали твой прах в розовом саду на вилле Оазис, стояла прекрасная погода. Кто-то даже решил одеться по-загородному. Но это другая история. Я часто думаю о Танжере. Помнишь, чтό я тебе сказал, когда ты сомневался, стоит ли покупать дом, который мы подыскали? Я сказал: «Ив, ты родился в Оране на Средиземном море, я на острове Олерон в Атлантическом океане. Танжер – это место, где Средиземноморье и Атлантика соединяются». читать дальше

@темы: переводы-ы-ы, ysl - pb

00:14 

Пьер Берже. Письма к Иву. продолжение. 5 - 15 февраля 2009.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
5 февраля 2009 г.
Я видел странный сон. Не знаю толком, где мы находились, вероятно, в Марракеше. Ты упрекал меня за то, что я оставил в Дар-Эль-Ханч резной камень, вмурованный в стену, когда мы продавали Фернандо этот дом. «Морис Доан нам говорил, что на нем – очень редкий символ, который приносит счастье, и с ним никогда не надо расставаться. Все беды начались, когда мы оставили этот камень. И это все из-за тебя». Дальше, по твоей дурной привычке, последовала литания о твоих несчастьях – об алкоголе, наркотиках, о Ж.де Б., который нас едва не разлучил, и т.д. Я не запомнил всего. Потом я проснулся. У тебя, как всегда, виноваты другие. Как бы я хотел, чтоб ты понял правду! Но ты на это был не способен. Ты не только не хотел взглянуть правде в лицо, ты от нее бежал со всех ног чтобы укрыться в царстве иллюзий – так же как ты бежал от реальности. От этого мира, который некоторые люди называют лучшим из миров, но ты в нем жил, как мученик. Это правда, Ив, кабалистический камень, как ты его называл, так и остался заложенным в стену Дар-эль-Ханча, но не думаю, что это из-за него несчастье обрушилось на тебя, на нас обоих. Ты его так жаждал, этого несчастья, ты столько с ним играл. читать дальше

@темы: ysl - pb

23:19 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение. 28 февраля - 13 марта 2009.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
28 февраля 2009 г
Я в Марракеше. Не писал тебе почти пятнадцать дней. Мне нужно все тебе рассказать. Все получилось еще более потрясающе, чем я мог вообразить. Весь Гран Пале целиком заполнен нашей коллекцией.Над входом наше фото, работы Элис Спрингс, десять метров в высоту. Я хочу, чтобы ты осознал – все это за пределами обычного. Посмею ли я сказать, что как раз на уровне твоей мегаломании? Ах, «твое имя огненными буквами на Елисейских полях» - ты же об этом мечтал в детстве в Оране? – поверь мне, эти буквы горят тысячами огней. Художественное решение Натали Криньер превосходно. Ты представляешь себе это - 733 предмета, картины, скульптуры, мебель, предметы декоративного искусства, в воссозданных интерьерах нашего дома на улице Бабилон? Люди стояли в очереди, некоторые по четыре часа, и не жаловались. «Я бы ждала и много дольше!» - сказала мне в восторге одна женщина. Выставка работала до полуночи, в течение четырех дней. читать дальше

@темы: ysl - pb

19:38 

Аукцион Пьера Берже.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)

Я вжилась в эту историю, уже прямо радуюсь, повстречав на странице сайта Кристис результат в цифрах: Paris
23 February 2009 - 25 February 2009 AUCTION RESULTS
Sale Total including Buyer’s Premium: 373,935,500 (EUR)
www.christies.com/Collection-Yves-Saint-Laurent...
а тут по отдельности:
www.christies.com/lotfinder/salebrowse.aspx?int...

@темы: ysl - pb

22:38 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение (26 - 29).

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
26. 14 марта 2009 г.
Пишу тебе из Кафе де Флор, я тут съел два яйца всмятку, выпил зеленого чаю. Надо идти в Гран-Пале, ответить на некоторые вопросы. Вокруг моего решения забрать твои портреты поднялся шум. Как все, однако, просто - и не слишком ли просто - для какого-то теоретика, который мнит себя специалистом по Уорхолу. Давать мне уроки уорхолизма – вот же потеха. Как был прав Кокто: не мешайте тряпки с тонкими салфетками (от КВ: это поговорка, означает «не валить все в одну кучу»)– тряпки мы, и этим мы горды. А это ведь в раздел к «тонкому белью» они тебе предложили отправиться. Весна медленно дает о себе знать. В моем доме все еще идут работы. По правде сказать, мне все равно. Завтра собираюсь на улицу Бабилон разобрать вещи и решить, что подарить твоим друзьям от твоего имени. Я плохо переношу походы в этот дом, мне все там говорит о тебе. В любом случае, знай, что Мужик чувствует себя хорошо. Филипп нашел ветеринара, который предписал ему диету на базе галет и запретил курицу и овощи, как я давно уже хотел сделать. Ах, мой бедный Ив, как же трудно было заставить тебя внять голосу разума читать дальше

@темы: ysl - pb

01:34 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение (30 - 32).

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
30. 25 марта 2009
Я могу сколько угодно делать вид, что живу как ни в чем не бывало, будто я сейчас позвоню тебе по телефону, как у нас было заведено всю жизнь, будто ты вот-вот толкнешь дверь в мой кабинет, осторожно, как всегда, чтоб удостовериться, что у меня нет никаких докучных посетителей – только ничего не поделаешь, я все время упираюсь в тот факт, что тебя нет. Он обрушивается на меня в любое время, в любом месте. Ты присутствовал во всем и во всем остаешься. Поверишь ли, ни распродажа, ни история с Уорхолом ничего не улучшила. Я говорю не о метафизическом отсутствии, наоборот, о самом физическом. Присутствующем отсутствии. Какой оксюморон. Я знаю, что ты меня понимаешь, ты, который так часто отдалялся от жизни, который держал такую дистанцию между собой и реальностью. Но не было ли это с твоей стороны игрой? Так и задаешь себе этот вопрос. Не показывала ли каждая из твоих коллекций, что как раз наоборот – твой взгляд на этот мир не был рассеянным, ты все увидел и все понял. За своими близорукими очками ты прятал истину, но ведь у нас, у нас с тобой были секретные способы заставить ее просиять.
читать дальше


читать дальше

@темы: ysl - pb

19:39 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение. (33,34)

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
10 апреля 2009 г
Мадрид. Мы с Мэдисоном остановились в этом городе, который я люблю, прежде чем двинуться на Марракеш. Завтра у нас Севилья, потом Кордова и Гранада. Дальше ночь в Гибралтаре – и Марокко. Вчера – долгий поход в Прадо. Ты меня знаешь, я там все уже видел, все пересмотрел – но магия каждый раз действует заново. Говорят – верить ли этому – что «Колосс» и то, что называют «черные картины», сделаны не Гойей. Эксперты, которые приходили исследовать нашего Гойю, мне об этом рассказали. Так или иначе, я считаю, это просто убийственно – почти через двести лет после смерти Гойи ставится под сомнение целая часть его наследия. Как ты помнишь, такая же история вышла с Рембрандтом, и его наследие сильно перетряхнули, к несчастью для иных музеев и коллекционеров.
Перед тем, как выехать, я побывал в Лувре, проведал нашего розового ребенка, как мы его называли, чтобы отличать от голубого, из МЕТ (КВ: Музей Метрополитен в Нью-Йорке). В Прадо меня поразило, как хороши работы Риберы, у нас его плохо знают. Это исторический живописец с таким точным глазом. В этом смысле Гойя тоже неплох, но если бы я принадлежал к испанской королевской семье, вряд ли бы я был рад обнаружить себя на картине с физиономией дегенерата. Мы побывали в трех небольших фондах, каждый со своими плюсами и минусами. Где-то есть какой-нибудь Гойя, где-то – лиможская эмаль, которая могла бы быть нашей... читать дальше

@темы: переводы-ы-ы, ysl - pb

09:51 

Дом Хоакина Сорольи.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
Я поняла, о каком "дворике художника" говорит Пьер Берже. Дом-музей Сорольи в Мадриде. Я еще не видела.

@темы: ysl - pb

00:32 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение. 35-36

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
35. 13 апреля 2009 г.
Сегодня утром я думал о тебе и говорил себе, моя жизнь рядом с тобой вся целиком прошла в попытках тебя уберечь от всего. Если что-то могло тебя расстроить – я даже не говорю о самых тяжелых событиях – от тебя это скрывали. Это не было произнесено, однако в доме моды все до единого поступали точно так же. То же было в вашей семье. читать дальше

@темы: ysl - pb

18:33 

"Не спросил ни меня, ни Филиппа..."

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
Думаю, теперь знаю, что за Филипп имелся в виду. У Пьера Берже, само собой...
Филипп Мунье - Philippe Mugnier, сейчас - директор Фонда Сен-Лорана-Пьера Берже. Был адвокатом, поверенным. Последние десять лет жизни Сен-Лорана был его ассистентом и другом.
Вот он, сфотографирован в этом году. На поводке - Мужик!

@темы: ysl - pb

15:16 

lock Доступ к записи ограничен

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:44 

Пьер Берже. Письма к Иву. продолжение. 41 - 43

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
41. 24 апреля 2009 г.
Ив, мой Ив, я тебе не писал с тех пор, как вернулся в Париж. Я возвращаюсь в Марракеш на свадьбу внучки Мареллы. Всю неделю проведу там. Начал завозить мебель на улицу Бонапарт. Множество вещей прибывает с улицы Бабилон, в том числе «канапе Шанель», которое ты заказал для малого салона, птица сенуфо, торшеры и мраморные колонны из столовой, медальон Людовика XIV, который был у меня на острове Сен-Луи. Я купил коромандельскую бежевую ширму, XVII век, с козочкой и ланью, отдыхающими среди сосновых деревьев. Жак Гранж дал мне ценные советы. Благодаря ему удалось разместить тот стеклянный столик, который прибыл из дома Шанель. И единственная картина – Кирико, первый холст, который мы приобрели и который я не выставил на аукцион из-за сложностей с комитетом Кирико.
Удалось, помимо пяти пар замшевых занавесей для библиотеки, сделать еще две для салона. Мне очень понравилось, и я уверен, ты был бы доволен. Я хотел создать атмосферу в дух Жерара Милля, и мне это, думаю, удалось, в том числе благодаря Жаку. www.vervex.info/an-introduction-to-gerard-mille...

Ты даже представить себе не можешь, насколько это успокаивает – жить в окружении вещей, которые принадлежали нам двоим, которые я знаю столько лет, которые мне говорят о тебе. Две пирамиды из горного хрусталя, находившиеся тоже на острове Сен-Луи и которые когда-то принадлежали Мисе Серт – и они теперь здесь. Помнишь, как они тебе нравились?
Приводя в порядок бумаги, я перечитал письмо, которое ты мне написал в день открытия своей выставки «Невероятные путешествия». Дочитывал я его в слезах. Это признание в любви, ты иногда их делал. Ты подписался «Ив, твой всегда и навсегда». Это был 2006 год, за два года до твоей смерти. Такие вещи невозможно произносить, это на грани мелодрамы, однако ведь с самого первого дня мы знали, ты и я, что это навсегда. Это и звучит в твоем письме. В песне Жака Бреля «Старые любовники», которую включили в церкви Св.Рока к день твоих похорон, говорится именно об этом. Именно поэтому я ее выбрал. Да, мы пережили бури и кораблекрушения, но мы ни разу не усомнились в этом навсегда. Однажды, ты это знаешь, я едва не ушел от тебя к Мэдисону. Я не ушел из-за этого навсегда. Из-за этого навсегда я принял твой последний вздох и закрыл тебе глаза. Навсегда, которому я был верен, пусть иногда за это дорого приходилось платить. После тебя, Мэдисон остается самой важной историей в моей жизни. Он появился в тот момент, когда с тобой все было плохо, когда все было плохо со мной, когда тебя поработили алкоголь и наркотики, чтобы больше никогда не выпустить. Ничто не помогло, ни курсы дезинтоксикации, ни врачи, ни психиатры, ни психоаналитики, ни я. Это было время, когда я не знал, что еще придумать, когда частью нашей повседневной жизни стала ложь, потому что надо было делать вид, скрывать, ничего не показывать. Время, когда никто не знал, сможешь ли ты сделать следующую коллекцию, время, когда мы шли по краю пропасти, а со всех сторон подстерегали сплетники и журналисты. Но не дремала твоя судьба, которая до самого конца уберегала тебя от самого худшего. Именно в это время появился Мэдисон. Я, вероятно, обязан ему тем, что смог пережить эту бурю. Он принес мне то, чего я ждал: свою молодость, свою культуру, свою отвагу, свою цельность, свою любовь. Ты его полюбил, потом перестал выносить, потом полюбил снова. Восхищение и нежность, которые он питал к тебе, говорили за него и свидетельствовали о его человеческих качествах. Сейчас с тех пор прошли уже годы. Когда он появился снова, тебе уже было нечего бояться, и ты понял, что я нашел в нем то, чего никто на свете мне не мог бы дать: уникальные отношения, свободные от демонов ревности, основанные на уверенности. Спасибо тебе, что ты это понял. Время войны миновало, пришло время мира.
42. 25 апреля 2009 г.
Очень красивая свадьба у внучки Мареллы. Вчера – ужин в риаде, внутреннем садике у мечети Муассин, сегодня завтрак, после мессы в церкви Марракеша, в изысканном саду, который создал Мэдисон. Тебе бы очень понравилось. Более сотни гостей разместились у столов, накрытых на траве под фруктовыми деревьями. Ветки абрикосов уже тяжелы от плодов, миндаль весь в цвету, это магическое место, одно из самых красивых, какие я видел. Ни абрикосы, ни миндаль еще не созрели, но этого уже недолго ждать, ты же знаешь, как рано здесь наступает весна. Как всякий раз, я ходил собраться с мыслями возле твоего памятника. Я был один, и у меня теснило сердце, когда я думал о годовщине, которая наступит 1 июня. Ты родился первого августа. Ты должен был умереть первого числа другого месяца. Сегодня утром я очень рано проснулся, из-за птиц, которые шумно встречали утреннюю зарю. Я подумал о Дар-эль-Ханше, где, помнишь, петухи перекликались среди ночи, мелия роняла свои синие цветы, а звук фонтана сопровождал нас и во сне… Как раз тогда мы открыли для себя сад Мажореля, не зная, что однажды он станет нашим, хотя уже приходили туда каждый день. Там никого не бывало, сад был загадочным, потайным, заброшенным. По вечерам, как часто бывает в Марракеше, поднимался ветер, он посвистывал в пальмах, перебирал листья бугенвиллей. Именно тогда мы привязались к этому саду. Позже, когда строительные компании захотели его разрушить, мы сделали все, чтобы им помешать – и купили его. Теперь каждый год туда приходит более 600 000 посетителей, я думаю, мы можем гордиться.
43. 28 апреля 2009 г.
«Что сталось с моими друзьями, думаю, их унес ветер». Рютбеф, помнишь? Сколько раз ты жаловался на одиночество? Но это не ветер их унес, твоих друзей, это ты сам. Ведь это ты отказывался их видеть. «Я их все-таки люблю, - говорил ты мне, – просто не могу». Те, о которых я говорю, читая эти строки, поймут, хотя, по большей части, они и не нуждаются в моих свидетельствах. Отвечая на опросник Пруста, ты, когда тебя спрашивали, «что для вас худшее из несчастий», говорил «одиночество». Знал ли ты тогда, что одиночество будет сопровождать тебя с безупречной верностью до конца дней? Что пространство вокруг тебя будет становиться все теснее, воздух – все более разреженным, ночь будет наступать все раньше? Как в «Генрихе IV» Пиранделло, мы все, которые тебя окружали, знали наизусть свой текст и декламировали его, с единственной надеждой - на какое-то время вырвать тебя из когтей душевных мук. Когда занавес опускался, все были уже без сил, измученные, как будто вытаскивали на берег утопающего пловца. Ты каждый день шел ко дну. И уже не так много людей было рядом, чтобы прийти на помощь. Твой дом моды был последним спасательным кругом, но потеряв и его, ты уже не знал, за кого или за что схватиться. Ты можешь представить себе, как страдал я, бессильный, когда ты отбивался от ветряных мельниц? Тебе посчастливилось встретить Филиппа, который был с тобой рядом, он стал оберегать тебя в свой черед. Так что ты не был одинок, по крайней мере, в действительности, и я успокоился, тем более, я знал, если что-то хоть немного пойдет не так, ты позовешь меня. Таков был наш кодекс, наш пакт. Ты каждый раз так и делал и каждый раз я спешил к тебе. «Именно ты закроешь мне глаза», много раз говорил ты мне. Тебе нравились формулы. Я закрыл тебе глаза. Я не знал, что это будет так трудно – они не хотели оставаться закрытыми. Санитар положил тебе по компрессу на каждый. Было 23 часа 12 минут.

@темы: ysl - pb

17:58 

lock Доступ к записи ограничен

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:09 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение. 47 - 49.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
47. 10 мая 2009 г.
Мне снова попался текст, который я написал когда-то, прочитав у Рембо: « рука, держащая перо, стоит руки пахаря на плуге». Я адресую его тебе, он будет вместо письма. В конце концов, и там тоже я говорю о себе:
«Старая фантазия, как часто она приходит на ум, как часто я ее отгоняю… Это множество слов, которое выстраивается, как неприятельские солдаты - мне предстоит сразиться и победить каждого, одного за другим, или пасть, задавленным их количеством. Бой уже мне кажется неравным – одно перо против стольких противников! И это без тех, которые еще готовятся вступить в стычку. Вот-вот они будут здесь. Они не сомневаются, что победят меня. Они меня выслеживают, подстерегают, они не жалеют времени. читать дальше

@темы: ysl - pb

15:29 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение. 50 - 55.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
50. 16 мая 2009 г.
Маляры ушли, и я снова могу жить среди нашей мебели, наших вещей.
51. 17 мая 2009 г.
Чем ближе подходит 1 июня, тем больший страх я чувствую. Будет одна месса в церкви Св. Роха, другая в Маракеше. Только любовь к тебе могла заставить меня организовывать эти мессы - меня, атеиста, потомка протестантов. Прежде всего, это способ соединить тех, кто тебя любил, и тех, кто не был с тобой знаком. Я только что услышал русскую пианистку Юдину, она исключительна в опусе 111 Бетховена. Меня не удивляет, что Рихтер был так ею восхищен. Вторая часть производит особенно сильное впечатление, но именно в первой все сыграно, и там Юдина демонстрирует свое высочайшее мастерство. Мечтаю завести айпад, целиком отданный опусу 111, у меня уже есть множество исполнений, но не все. Однажды, помнишь, я запустил его в записи на показе одной коллекции, но уже не помню, кто играл.
www.youtube.com/watch?v=cDfbjXVawNY
52. 20 мая 2009 г.
Внезапно по радио запела Каллас. И, естественно, сомкнулось осадное кольцо воспоминаний. Мы были на всех представлениях «Нормы» в Париже, где пела Каллас, и ты ударил программкой какого-то типа, который ее освистал. читать дальше

@темы: ysl - pb

02:25 

Пьер Берже. Письма к Иву. Продолжение. 56.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
56. 4 июня 2009 .
В Нотр-Дам встреча в память жертв крушения самолета, о котором я тебе рассказывал. Я сидел рядом с Марком, мы провели там несколько невыносимых часов. Заплаканные члены семей, разрушенных этим несчастьем, родители, потерявшие сына, дочь, рыдающие молодые женщины с детьми. Вся церковь была единым полем слез. Собрание было экуменическое, присутствовал архиепископ Парижский, главный раввин, православный священник, пастор и имам. Атеистам пришлось слушать слова, в которые они не верят. Официально присутствовал Президент Французской республики - президент светского государства. Что-то и вправду не так в нашей стране, антиклерикализм идет ко всем чертям, его место занимает молчаливый конформизм, читать дальше
Как это я так много времен провел с этой книгой? «Власть Пса» Томаса Сэвиджа. Шедевр.
*
Сообщают о смерти префекта Гримо. «Префекта мая 68», как его называли. Случилось так, что мы оказались на месте действия, помнишь, во время захвата театра «Одеон» группой разъяренных актеров. Посмотрели балет Тома Сейлора, и, уже покидая театр, с удивлением увидели, как толпа людей входит в «Одеон». Мне это показалось так странно, что , поужинав в «Куполь» с Элен и Ким, я проводил тебя домой, а сам вернулся. В театре уже все было ясно. На сцене Мадлен и Жан-Луи пытались вести переговоры, Джулиан Бек из «Живого театра» говорил о долге артиста. Но что общего между Бастистом и Селименой и этой ордой санкюлотов? Около трех часов ночи я проводил Мадлен и Жана-Луи к их машине. Они оставили театр так, как оставляют свою любовь – навсегда. И правда – никогда они больше не переступили порог «Одеона». Глупость торжествовала, это от нее мы бежали, когда уехали в Марракеш. Благодаря Франсуазе Саган мы добыли бензин, смогли доехать до Брюсселя, а оттуда она направилась в Мюнхен, а мы – в Марокко. Я хочу сказать, главное, что Гримо избежал наихудшего, не пролилась кровь, студенты разошлись по домам, и через двадцать лет все они превратились в богемных буржуа. Вроде бы, все толкало меня в их ряды. И Сартр, Арагон, Миттеран предпринимали такие попытки - только они потратили силы напрасно. Когда-то я видел Освобождение и тогда же понял, что случается, когда посредственность захватывает власть. А в этот раз речь шла по большей части о детках буржуа, которые вообразили себя революционерами и думали что изменят мир. Напрасно ты, Ив, вешал у себя в комнате плакат с Че Геварой, не слишком ты был склонен пойти искать песок под камнями мостовой. (от КВ: - он говорит о популярном лозунге времен Мая 68 – «Под камнями мостовых – песок!»)
Задаю себе вопрос – как же нужно было поступить Пьеру.

@темы: ysl - pb

01:16 

Пьер Берже. Письма к Иву. Последнее письмо.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
57. 14 августа 2009 года.
«Если бы мне нужно было прожить жизнь заново, я прожил бы ее точно так же: я не жалею о прошлом и не боюсь будущего». Монтень, «Опыты», 3, 2. Что я могу добавить? Ничего. Я пишу тебе эти письма и повторяю себе именно эти слова. И никогда я не думал иначе. Все мои упреки к тебе в этих письмах – это не жалобы, а сожаления. Твои идиосинкразии не позволили тебе быть счастливым. Но мог ли ты жить иначе? Ты сконструировал систему, где каждый играл свою роль, твоя была – роль мученика, и ты ее держался до самого конца. Но все равно, за спиной этого персонажа, которого ты играл, жил другой – другой, которого знал я, и который многих сильно бы удивил. Те люди, которые были рядом с тобой в последние годы, знали тебя как ворчуна, как брюзгу, который жаловался на все на свете – хотел бы я , чтобы эти люди узнали, что ты не всегда был таким. Ты таким стал - после того как алкоголь и наркотики разрушили тебя, после курсов дезинтоксикации, с которой ты по-настоящему так и не вернулся. читать дальше

@темы: ysl - pb

Не преследуя особенных целей...

главная