• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
20:25 

Возможно, это ваш язык...

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
Хехе, вот так вот - вроде как я не люблю и не читаю никаких "психологических советов", терпеть не могу классификации и всякие "10 бананов для того, чтобы...", "сто паровозов, против..."
Однако ж вот последние два часа, вместо чтоб пойти домой, сижу читаю книжку именно в этом роде, с превеликим вниманием.

Ну, некоторые люди же никогда не перестают разбирать причины крушения своих лодок.

Гэри Чепмен . Пять языков любви
Мог ли меня не зацепить, например, вот такой пассаж:
"...ЯЗЫК ЛЮБВИ 2: ВРЕМЯ
Почему я сразу же не угадал, на каком языке любви говорит Бетти? Ведь это было очевидно. Что она сказала мне тогда, в Литтл Роке? "Билл обеспечивает семью, но я почти не вижу его. Дом, машина, все не в радость, ведь мы не вместе". Чего она хотела? Быть с Биллом. Она хотела внимания. Она хотела, чтобы муж находил для нее время, чтобы они вместе занимались чем-нибудь.
Вместе проводить время значит целиком отдавать кому-то внимание. Когда вы сидите рядом на диване, уставившись в телевизор, вы не вместе: ваше внимание поглощено новостями, а не друг другом. Проводить время вместе значит выключить телевизор, смотреть друг на друга и разговаривать, целиком сосредоточившись на собеседнике. Это, значит пойти вдвоем на прогулку, вместе пообедать, смотреть друг на друга и разговаривать. Вы замечали, что в ресторане почти всегда можно отличить женатую пару от неженатой? Влюбленные не сводят глаз друг с друга и говорят. Муж и жена глядят по сторонам. Можно подумать, они пришли поесть!
Когда мы с женой сидим рядом и разговариваем двадцать минут, мы дарим, друг другу двадцать минут жизни. Этого времени не вернуть, значит, мы отдали другому частичку жизни. В этом проявляется любовь.
Лекарства от всех болезней нет. Я совершил серьезную ошибку. Я решил, что поощрение важно для Бетти также, как для Билла. И я надеялся, что если они будут постоянно хвалить друг друга, эмоциональный климат в семье улучшится, и оба они поймут, что их любят. С Биллом так и произошло. Его отношение к жене изменилось. Он увидел, что она ценит его труд. А вот с Бетти это не сработало, ведь слова поощрения были чужим для нее языком. Ее родной язык - язык времени. "

Или еще:
"... БЕСЕДА
Язык времени, как и предыдущий, объединяет множество диалектов. Один из самых распространенных - беседа. Этим словом я обозначаю доверительный дружеский разговор; обмен мыслями, чувствами, желаниями. Жалобы на мужа или жену, которые не разговаривают, чаще всего не надо воспринимать буквально. Речь не о том, что они рта никогда не раскроют. Просто их очень трудно вызвать на доверительный разговор. Если время - родной язык вашего супруга, такие разговоры необходимы, чтобы он почувствовал, что вы его любите.
Этот диалект ничего общего не имеет с предыдущим языком любви. Если мы хотим поддержать человека, нужно говорить, если - беседовать, нужно слушать.читать дальше

Вот отсюда я ее скачала:
royallib.ru/book/chepmen_geri/pyat_yazikov_lyub...

@темы: книги

19:17 

нечаянно вот узнала про Жюль Верна...

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
вернее , про Капитана Немо - помните такого?
Что вот он, конечно, индус и враждует с Британской империей - но это не всегда так было. Британскую Империю так подставил издатель Жюля Верна своим издательским очень веским предложением!
А по задумке автора, Капитан был вообще поляк и боролся совсем с другой империей).
С нашей, ясное дело, с Российской.
Сперва - как нормальный польский повстанец, ну а потом, как нормальный Капитан Немо, из-под воды.
(Жюль Верн, значит, был скорее согласен с Наполеоном, а издатель - скорее с кардиналом Ришелье! - Так бы я сказала в славную бытность первых своих настоящих фанатств))
... Это я в интернете прочла, нигде не проверяла и уж не буду) так что,может, окажется оно еще литературной сказкой).

@темы: а чего я прочитала!, книги

11:18 

I just like Ronnie Wood))

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
читать дальше
К чему я это все в кучу пишу, интересно... А - книжка Джо Вуд плюс попались хорошие фотки Роника, вот здесь:
www.starpulse.com/Music/Wood,_Ron/Pictures/


@темы: Роллинг Стоунз, Ронни Вуд, книги, рок-музыканты, фото

13:49 

The Rolling Stones 1972

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
Photographs by Jim Marshall, foreword by KEITH RICHARDS
Вот такой альбом скоро можно будет купить.



И вот что там, в частности, показывают)





@темы: фото, книги, Роллинг Стоунз

18:42 

Кевин Канн, интервью.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
rebelrebelantistyle.blogspot.com/2011/07/5-minu...
Эх, насчет продолжения Any Day Now речи что-то нет(


5 Minutes With Kevin Cann

Kevin Cann and the wonderful Mick Ronson 1991.

I'll let Kevin Cann tell you a little bit about himself:

"I was born in Hackney, London in 1959 and we moved to Hemel Hempstead when I was two. I moved to Watford when I was 16, where I went to art school and where I first met Brian Eno. Brian visited Watford Art School in late 75 to do some trial recordings – though we were expecting him to give a lecture - and our class spent the day with him and Peter Schmidt recording vocal experiments. These recordings turned out to be try-out ideas for Music For Airports, which became one of my favourite albums (so I recorded with Brian before David did!).
I ran my own design studio for many years before I finally went solo, concentrating on marketing, book design and also technical (manual) writing for a few years with Sean Mayes. We also wrote a biography about Kate Bush during this time.
I also helped set up All Saints Records in the early 90s and have generally worked in LP and CD design and on associated research projects for over 20 years. I now live by the sea and it’s fab."

David getting ready for a show in the summer of 72. credit: Byron Newman

Q1. What was the first record you bought and what effect did it have on you?

KC: I think it was actually a trade with a school friend for the Beatles ‘Magical Mystery Tour’ EP. It was sometime in 1970 because ‘let It Be’ was in the charts at the time. I’m pretty sure I didn’t see the original Magical Mystery Tour TV broadcast though. But the EP was a real eye-opener, particularly ‘I Am The Walrus’ of course. The piano fade on the title track always gets to me, and ‘Your Mother Should Know’ is great. In fact the whole EP is still brilliant, so many different ideas mixed together. I liked the booklet and graphics too.

Promo Card - Decca Records promotional postcard, 1966. Any Day Now memorabilia.

Q2. Where did the idea for your book 'Any Day Now' originate from?
читать дальше

@темы: Дэвид Боуи, книги

01:16 

Маккормак и Боуи. Часть последняя.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)






Дэвид в последний день съемок «Человека, который упал на землю», в Лос Анджелесе







STATION TO STATION




К тому времени, как я снова попал в Лос Анджелес, Боуи снял домик, маленький и невзрачный. Настолько невзрачный, что я вообще мало что о нем помню и даже, по правде, забыл, где именно он находился. Но почти наверняка, это где-то на Беверли Хиллз. Так или иначе, Дэвид, Коко и я туда въехали, и, в промежутках между съемками последних сцен фильма, Дэвид начал работать над новым альбомом, которому предстояло превратиться в Station To Station.






Дэвид пишет текст для Station to Station в студии Чероки в Голливуде, фото Маккормака




Дэвид решил удержать в группе Карлоса Аломара, Эрла Слика и Дэнниса Дэвиса, и рекрутировать еще Джорджа Мюррея на бас-гитару и Роя Биттана - из E-Street Band Брюса Спрингстина – на клавиши. Хорошо было снова увидеть Слики и Карлоса. Помимо того, что с ними работать – одно удовольствие, они еще и хорошие друзья – были тогда и остаются теперь. Отец Слики прежде служил в Нью-Йорке полицейским, он жил на Стетен-Айленд. Я провел у него один уикэнд - пошатался с дружками детства Слики по разным барам и музыкальным точкам. Это все немало напомнило мне южный Лондон…


Лос-Анджелес снова простер над нами свои странные чары, и вот мы опять зажили как раньше – по сумасшедшему расписанию, с трапезами в непредсказуемое время. Боуи иногда не спал по нескольку суток подряд - разрабатывал идеи для нового альбома…

Записывался Дэвид на студии Чероки в Голливуде. Когда писали группу, я бывал там не слишком часто – только когда Дэвид записывал вокальные дорожки или я был нужен, чтобы спеть бэк-вокал. Случалось, я сидел за столом со звукорежиссером Гарри Маслином. Дэвид, бывало, спрашивал меня, как что звучит. Как ни странно, ничего неловкого в этой ситуации я не ощущал. Дэвид поет исключительно чисто и ритмично – это не лесть, это факт, известный всем, кто с ним когда-либо работал – но я мог сказать что-нибудь наподобие «Мне больше нравится, как ты это пел раньше» или «Почему бы не попробовать вот так и вот этак?»
читать дальше

@темы: книги, Дэвид Боуи

01:08 

Джефф Маккормак - часть 13.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
предыдущие части  (friends only): 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9   |   части 10, 11, 12

перевод:



Этот текст является фан-переводом книги Джеффа Маккормака "От станции к станции: Путешествия с Боуи", все права на которую принадлежат автору и издательству Genesis Publications. Данная публикация не несёт никакой коммерческой прибыли и сделана с целью ознакомления и просвещения. Коммерческое копирование материала запрещено.
 




глава 15

BACK IN THE USA – 1974



(окончание главы)




Джон Леннон и Йоко Оно были частыми гостями в доме у Дэвида на 20-й улице в 1975 году. Незадолго до того Джон и Дэвид, и с ними Карлос Аломар, написали песню “Fame”.


Прежде я видел Леннона только дважды – один раз в 1963 году, с Битлз, в Кройдоне, на концерте в Фэрфилд Холлз (Fairfield Halls), во всем блеске их первого успеха, а затем еще раз, в начале семидесятых, когда я слушал «Пластик Оно Бэнд» в Театре Лицеум в Лондоне. В первый раз мне было 16 лет, и программка с того концерта хранится у меня до сих пор. Так что это было совершенно потрясающе – спустя годы познакомиться с Джоном лично. А еще больше – знать, что он видел меня на сцене на концертах Дэвида.


Джон держался непритязательно и скромно, но от него исходил магнетизм. Он показался мне очень теплым, и при этом учтивым. На самом деле, учтивость – это качество, присущее многим истинным звездам. И у Боуи оно есть. Пол Маккартни проявил его как-то, когда они с Линдой выбирались пораньше с шоу Diamond Dogs, чтобы избежать толпы, и Пол заметил, что мы с Ги стоим за сценой. Пол поднял руки над головой, поаплодировал нам и изобразил губами «Спасибо». Класс, Пол. И Джордж Майкл такой же. В начале девяностых, когда я благодарил Джорджа за прекрасную работу – он сделал ремикс мелодии, которую я написал с Саймоном Голденбергом – “Only You”, из проекта Praise, которая вошла в «топ 5» в английских чартах – он великодушно сказал «Ну, ребята, то, что вы мне дали, было просто блестяще». Насколько милые бывают люди!
А вот Арета Франклин была не так мила. В 1975 году Дэвид вручал ей Грэмми в Театре Урис (Uris Theatre, с 1983г – Gershwin Theatre, Театр Гершвинов) в Нью Йорке. Был он trés suave, то есть совершенно пленителен, в своем отменно скроенном костюме и сказал массу хороших слов о мисс А.Франклин – которая продефилировала на сцену, выхватила Грэмми у Дэвида из трепетных рук и воскликнула «О-о-о, я так рада, что могла бы даже поцеловать Дэвида Боооооуи!»
читать дальше

@темы: книги, Дэвид Боуи

10:48 

МакКормак и Боуи - часть 12. "Соул" тур и не только)

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
предыдущие части (friends only): 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 | части 10, 11





Этот текст является фан-переводом книги Джеффа Маккормака "От станции к станции: Путешествия с Боуи", все права на которую принадлежат автору и издательству Genesis Publications. Данная публикация не несёт никакой коммерческой прибыли и сделана с целью ознакомления и просвещения. Коммерческое копирование материала запрещено.



глава 15



BACK IN THE USA – 1974



(продолжение)




Однако все время, пока продолжался тур, у Дэвида на уме был материал, записанный на студии Сигма Саунд в Филадельфии. Он хотел включить те новые песни в программу концертов, но тогда ему приходилось менять весь формат шоу. Состав музыкальной группы, собственно, тоже менялся.
Басист Херби Флауэрз и ударник Тони Ньюмен уже ушли, их сменили Эмир Кассан и Дэннис Дэвис, а еще, начиная с выступления в Юниверсал Амфитеатр, в состав вошел новый гитарист по имени Карлос Аломар. И Карлос, и Дэннис участвовали в записи на Сигме, так что с этим материалом были вполне знакомы. Однако добавились еще бэк-вокалисты, так что были назначены репетиции в ЛА в течение двух недель.



Я ожидал начала репетиций с настоящим трепетом. Дэвид решил, что каждый бэк-вокалист должен будет, в качестве разогрева, исполнить сольный номер. Другие певцы были: Дайан Самлер, Ава Черри, Робин Кларк (жена Карлоса), Энтони Хинтон и Лютер Вэндросс. Они все пели как ангелы…

[слева - Ава Черри, Джефф и Робин Кларк]

читать дальше




@темы: музыка, книги, Дэвид Боуи

11:27 

МакКормак & Боуи - 11. Diamond Dogs.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
глава 15

BACK IN THE USA – 1974




Первым делом по прибытии в Нью-Йорк мы отправились в студию звукозаписи, как заранее было условлено. Потому что Дэвид решил, что американский релиз «Rebel Rebel» сильно выиграет, если добавить постоянный ритм на конгах. Это дело не самое сложное на свете, даже для такого халтурщика как я, так что мы с ним справились буквально то ли с двух, то ли с трех попыток. Мы еще добавили новые бэк-вокальные партии – и спели от души!
После этого мы навестили менеджмент Дэвида в их новом офисном центре на Парк Авеню, и встретили там целую армию президентов, вице-президентов, исполнительных вице-президентов, глав корпораций, секретарей и ассистентов. Штат состоял из королев и принцесс вперемешку, но одна девушка выдавалась из ряда вон – ее звали Ракель, это была одухотворенная красавица-пуэрториканка.
Позже, в этот же вечер, мы разместились в отеле Sherry Netherlands, в юго-восточном углу Сентрал-Парка, прямо напротив Плазы.

Меня не было, когда складывалась концепция Зигги, так что теперь я был просто заворожен – не говоря о том, как ценил такую привилегию – возможностью поприсутствовать, мухой на стене, при том, как рождалось и разворачивалось шоу Diamond Dogs.


вид на Нью-Йорк и Центральный парк с Sherry Netherlands (справа)


читать дальше

@темы: Дэвид Боуи, музыка, книги

22:55 

вот и Питт!

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
(не переводной, англ. версия. а вроде его и не переводили)
которого можно взять тут ( сканы):
narod.ru/disk/11419390001/Pitt_report.rar.html

@темы: Дэвид Боуи, книги

08:40 

Кеннет Питт. «Доклад Питта». 85 год.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
(Прочла вот. и как сложно добывала!))) книжка старая, амазон нам такие не шлет. Стало быть, одна знакомая из Бремена разрешила заказать на ее адрес - и потом переслала к Найтспелл. А найтспелл, кстати,хочет вывесить сканы - целиком! когда получится - я ссылку на всякий случай дам тоже)

Хорошая книга, с чрезвычайно подходящим названием)). Он и вправду очень о многом и очень обстоятельно докладывает. Может быть, не только я найду недостающие стекляшки для своей мозаики на тему Дэвида Боуи)). Первые, лично для меня, посыпались сразу же - про семьи Бернс и Джонс (хотя про этих мало - Питт объясняет, у него нет сведений), про Теренса Бернса - в какие конкретно годы служил в своей авиации и чем занимался еще...
Для тех кто, как я, согласен насчет «каждый пишет, как он дышит» - интересно, какой проступает натура самого Кеннета Питта. Отчитывается, вроде, как положено - с адресами в разных городах и странах, номерами квартир и телефонов (это правда! номер квартиры Дэвида и Энджи в Хэддон Холле был седьмой!), с этажами... и вершина жанра - понедельная сводка положения Space Oddity в чартах чуть не на полгода - в разных чартах. А среди этого - редко, скупо, но тем пронзительнее - вдруг поэтические врезки, картины счастливых и горьких моментов их с Боуи истории.
Кстати сказать, мне все вспоминалось, как о Питте писала Энджела - мол, милый, интеллигентнейший, душевный, и ничего не пожалеет ради любимого клиента. Примерно таким он и кажется по прочтении. А дальше Энджела, помните, говорит, мол, и в чем дело, чего лучшего было искать?!
Кто знает, как оно там в реале - но тут, в книжке, увы... Начинаешь мечтать, чтоб пришел Дефриз и хоть все опошлил бы, что ли))).
Увы, вся эта музыка и все это искусство в его рассказе, как у меня он прочитался - это повседневная честная работа, все как у порядочных, интеллигентных людей - и тихая поэзия (задушевные беседы, походы в театр и в кино) в свободное от работы время. Без мессианства и без хулиганства. Без пощечин общественному вкусу как образа жизни. Без опасностей. Без пиратства... То есть того, чем жизнь в искусстве, может быть, толком и хороша. Строить и рушить миры, владеть ими и отвергать их - и чтоб вселенские экстазы и не менее вселенская тоска - ну а потом либо вразнос, либо в тихую гавань - а потом обратно...
Да, что интересно - шоу-бизнес в видении Питта совсем не такое гнездилище драконов и гадюк средь языков адского пламени, как его видят многие. Люди как люди, друзья, коллеги... Кто-то готов помочь, кому-то не до ближнего...как везде. Видимо, многое зависит от восприятия - опять же как везде).
И вот от этого «как везде» - которое отнюдь не только к плохому относится, а и ко всей романтике - черной ли, цветной ли, стирая ее, попросту, и превращая в прозу и «взрослую жизнь» - правда начинаешь хотеть дракона в лице Тони Дефриза и пиратку в лице Энджелы))...

@темы: книги, Дэвид Боуи

21:40 

Маккормак, часть 9.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
глава 12







ПАРИЖ & РИМ



Спустя примерно неделю после того, как Боуи в качестве Зигги откланялся со сцены, мы отбыли во Францию записывать PinUps. Студия находилась в Понтуазе, недалеко от Парижа. Место мы выбрали довольно забавное - бывшую сельскую усадьбу под названием Шато д`Эрувиль, где имелась своеобразно устроенная студия, спальни и еще одно помещение - там была столовая и комната отдыха с теннисным столом.



Атмосфера создавалась самая расслабленная. Такой же, к несчастью, оказалась и кухня… Но для быстрой работы место было хорошее.

Все вещи в альбоме представляли собой кавер-версии песен 60-х годов, и поэтому обычные проблемы с написанием оригинального материала уступили место проблемам с сочинением хитроумных аранжировок. И работа над вещами, благодаря этому, превратилась в настоящее удовольствие.






7 июля 73-го Боуи на вокзале Виктория, Лондон, прощается с Энджи,



уезжая во Францию записывать PinUps (она приедет к нему позже)




читать дальше

@темы: переводы-ы-ы, музыка, книги, Дэвид Боуи

22:12 

Джефф Маккормак. Путешествия с Боуи. Продолжение. Москва - 1.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
<

МЫ  БЫЛИ  THE  FREAKIEST  SHOW  В  ГОРОДЕ,  НА  ВСЕ  СТО...


Где бы мы ни появлялись, люди в изумлении широко раскрывали глаза,
но мало кто решался приблизиться.


глава 9

МОСКВА


Доехав до конца Магистрали - Ярославского вокзала в Москве, мы сразу же отправились в гостиницу «Интурист» на улице Горького. Весьма ограниченные возможности нашего поезда по части помывки привели к тому, что мы отчаянно нуждались в хорошей ванне, а потом мы хотели достойно побриться в парикмахерской, тут же в гостинице, на первом этаже. И мы совсем не ожидали тут встретить испытания на грани гибели!    

читать дальше

@темы: Дэвид Боуи, книги, музыка

03:25 

Маккормак. Путешествия с Боуи. Москва-2.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
  
  
фотографии из книги Маккормака / Дэвид снимает первомайский парад


На Москву у нас было всего два дня, и второй из них мы провели, по большей части, созерцая грандиозный первомайский парад. Колонна за колонной по Красной площади маршировали солдаты, их движения были четки, как у роботов, тут же шли девушки в национальных костюмах и двигались пугающие по разнообразию подразделения танков, ракет и прочей военной техники.
Повсюду, куда ни бросишь взгляд, колыхались красные плакаты, на одних - молот и серп, на других - портреты Ленина, Маркса и тогдашних больших шишек в Коммунистической партии.

Мы просмотрели это все из гостиницы, где нашли себе наблюдательный пункт. Была одна странная особенность у русских гостиниц коммунистической эры, по крайней мере, у гостиницы «Интурист» в 1973 году, хотя не думаю, что это уникальный случай. Эта особенность состояла в том, что на каждом этаже, возле лифта, сидела за столом женщина-дежурная. Я не вижу этому никакого здравого объяснения. Сидеть там целый день в ожидании, что откроется дверь лифта и ты сможешь увидеть, как человек пройдет несчастные несколько шагов до своего номера - эта работа, должно быть, одна из самых безрадостных, какие можно вообразить. Так что, сдается мне, Боуи и я позволили нашей личной дежурной пережить пик профессиональной деятельности, когда решили поснимать Первомайский парад из окна в конце коридора. Она следила за нами так, как будто проникла в секретные дела первых шпионов с Марса.
        Этот парад заточил нас в стенах «Интуриста» практически на весь день. Толпы на улицах были слишком плотные, такие что не пройдешь, а попытаешься перейти на другую сторону - кто знает, может, тебя задавит танк или просто пристрелят за капиталистический переход улицы в неположенном месте... Так что мы решили пообедать в ресторане гостиницы.



читать дальше

@темы: Дэвид Боуи, книги, музыка

18:07 

Маккормак. Сибирь - 3.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
Эта
железная дорога проходит по живописным местам - мимо громадных озер,
рек и серебристых березовых лесов. Проезжая Хабаровск, мы пересекли
реку Амур. Река проходит почти вплотную к китайской границе, а мост
через нее - самый длинный из всех мостов Магистрали. Он правда очень
длинный - ровно 2612 метров [прим.перев. - вроде это новый мост такой,
а тот, по которому они ехали, старый, был 2568м]. Или - для британских
и американских путешественников - больше полутора миль.

читать дальше

@темы: музыка, книги, Дэвид Боуи

16:25 

Маккормак. Сибирь-2.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)


глава 8

ТРАНССИБИРСКАЯ МАГИСТРАЛЬ


Транссибирская Магистраль проходит 6 000 миль от Находки, на сибирском тихоокеанском побережье, до Москвы, на Северо-Востоке России, недалеко от Финляндии. Путешествие из конца в конец занимает семь долгих дней.



бухта "Находка"





ПРАВИЛА ФОТОСЪЁМКИ В СССР


Общая сводка


РАЗРЕШАЕТСЯ

Вы можете фотографировать и делать зарисовки:

  • архитектурных памятников
  • культурных и медицинских учреждений
  • образовательных учреждений
  • театров
  • парков культуры и отдыха
  • стадионов
  • улиц и скверов
  • жилых домов
  • природных и городских видов, при условии, что ни один из объектов, перечисленных в правом столбце, пп. (a), (b), (c), (d), (e) не находится в кадре.

Вы также можете фотографировать, при обязательном условии разрешения от администрации, на территории:

  • промышленных предприятий, производящих гражданскую продукцию
  • колхозов и совхозов
  • машинно-тракторных станций
  • железнодорожных станций
  • речных портов
  • гражданских аэропортов
  • образовательных учреждений
  • общественных учреждений

За исключением территорий, закрытых для посещения иностранными туристами.





ЗАПРЕЩАЕТСЯ

Вам не разрешается фотографировать или делать зарисовки:

(а) в 25-километровой зоне от границы (за исключением мест, которые разрешены для посещения иностранцами, где вы можете фотографировать объекты, перечисленные в левом столбце)

(b)
  • военное оборудование
  • военные сооружения
  • военные учреждения
  • пункты хранения горючего

(c)
  • стоянки в морских портах
  • крупные гидроэлектрические сооружения
  • железнодорожные узлы
  • туннели
  • железнодорожные и автодорожные мосты

(d)
  • крупные промышленные предприятия
  • научно-исследовательские учреждения
  • проектные мастерские
  • лаборатории
  • электростанции
  • радиомачты
  • радиостанции
  • телефонные узлы
  • телеграфные узлы

(e)
  • с борта самолета в полете над советской территорией
  • панорамные снимки и зарисовки индустриальных городов
ПРИМЕЧАНИЕ: В случае возникновения каких-либо сомнений относительно дозволительности съемки или принадлежности желаемых объектов к тому или другому списку, рекомендуется обратиться к вашему сопровождающему или ближайшему полицейскому. То же - по поводу зарисовки. Кроме того, прежде чем фотографировать или зарисовывать советских граждан, рекомендуется прежде всего спросить их разрешения.




В Находку мы прибыли поздно вечером. Короткая прогулка от корабля до поезда не стала событием, и я ее не запомнил. Поезд, однако, был незабываемый. Внешний вид его не внушал опасений, но, войдя внутрь, мы просто перенеслись в царские времена. Панели темного дерева, медные детали, кисти и бахрома - интерьеры вагона напоминали какой-нибудь бордель в Париже.

Ужин прошел хорошо, за исключением одного небольшого инцидента - когда Дэвид попытался подарить одному попутчику книгу о современном японском искусстве, этот русский интеллектуал украдкой оглянулся и потом объяснил, конспиративным шепотом, что он не может открыто взять запрещенную литературу. Договорились, что книгу мы ему пришлем по почте, анонимно.
Пусть некоторые из наших книг и оказались запрещенными - зато власти снабдили нас другими, одобренными материалами для чтения, притом самого открытого - и в изобилии. Один образчик - книжку под названием «Маркс, Энгельс, Ленин и научный коммунизм» я храню до сих пор. Еще мы получили руководство о том, что мы можем и что - в этом случае более детально - не можем фотографировать, и кучу разных пропагандистских листков, которых я не сохранил, а теперь жалею. Наиболее живо мне помнится бумажка с пламенными проклятьями в адрес Тома и Джерри, мультяшных героев. Памфлет цитировал ведущего американского психолога, который клеймил эту парочку как болезненное и упадочническое явление и как угрозу для развития детей. Дальше в статье сообщалось, что Эдуард Хит, тогдашний британский премьер-министр - большой поклонник этого мультфильма и устраивает его закрытые показы у себя в загородном доме в Чекерс.


читать дальше

@темы: Дэвид Боуи, книги, музыка

20:04 

Маккормак и Боуи уже в Сибири)). (часть 1)

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
продолжение книги Маккормака. перевод мой, все оформление - night-spell


глава 7

ЯПОНИЯ –

СИБИРЬ


Разумеется, мы с Дэвидом не полетели домой на самолете. Вместо этого мы двинулись на запад, имея ввиду воспользоваться Транссибирской магистралью, которая пересекает Азию и выходит в Европу. Но это означало, что сначала нужно будет добраться до Сибири.



Мы отправились морем в российский порт под названием Находка, чуть выше Владивостока по побережью. Владивосток тогда был военный порт, доступ туда был ограниченный, и для иностранных глаз он считался неподходящим зрелищем. Мы совершили двухдневное плавание на небольшом корабле под названием «Феликс Дзержинский», принадлежавшем советскому дальневосточному флоту.
Строители того корабля явно заботились о практичности больше, чем о роскоши. Наши места представляли собой две отдельные каюты, в каждой - свои удобства и односпальная кровать, встроенная в шкаф.

Здесь на борту состоялся наш первый контакт с русскими. Команда была в основном молодая и дружелюбная, и Дэвид их всех очаровал. Они, конечно, знали, что имеют дело с музыкантом - на посадке он был с акустической гитарой.

Поднявшись на борт, мы первым делом разместили багаж, а потом сразу отправились в бар, сдвинули несколько табуретов и взяли несколько порций пива. И стоило нам сделать несколько глотков, как появились два человека, которые уже до того успели попытаться затеять с нами разговор. Теперь они явно собирались провести вторую попытку. Вообще и Дэвид, и я - более чем общительные ребята, но с этими типами что-то было не так. Когда гастролируешь, привыкаешь знакомиться с кучей народа, и люди могут быть какого угодно цвета и телосложения, но ты уже сразу понимаешь, кто это - фаны ли, просто ли приятные, дружелюбные люди. А эти двое были какие-то ненастоящие. Обоим явно за тридцать, стрижены коротко, аккуратно, в костюмах под Америку конца 50-х, в американских рубашках с углами воротника на пуговках. Вдобавок ко всему они кивали нам и улыбались во весь рот, как старым друзьям, которых вдруг нашли. Мы пытались отогнать их энергетическими волнами, но бесполезно. Они вклинились в наш разговор и затеяли - видимо, они считали это общим трепом - но по нашему мнению, скорее, допрос. Они выспрашивали, что мы делаем в России, и что собираемся там делать, и почему, и кого мы там знаем, и что думаем про Соединенные Штаты. Мы отвечали им вежливо, но предельно кратко, а они гудели и гудели, с американским выговором, и изображали самые дружеские улыбки, какие получались.

Когда они перешли к выяснению наших политических симпатий, мы извинились и ушли, в полном убеждении, что встретили своих первых в жизни шпионов.
- Как думаешь, чьи они? - спросил Дэвид.
КГБ, - сказал я. - Они же понятия не имели, кто ты такой.




Джефф ожидает своей очереди давать автограф - на борту «Феликса Дзержинского»

После ужина было представление из традиционной русской музыки и танцев. В исполнении команды - то есть они просто переоделись из своих элегантных черных морских мундиров в традиционные, гораздо более красочные одежды. Аудитория состояла в основном из европейцев и японцев, так что Дэвиду пришлось написать несколько автографов.
Команда действительно серьезно подошла к этому делу. Они все были настоящие спортсмены, и то и дело вскидывали ноги в высоких сапогах и вскрикивали «Хай!» Как дервиши, вертелись девушки, по очереди пели разные певцы и звучали балалайки. Я повернулся к Дэвиду - а он исчез. «Странно» - подумал я. Ну да, эти ребята были непрофессионалы, но они не так уж плохо выступали, и вообще, думал я, нам бы стоило только приветствовать такое потепление в международных отношениях, и всякое такое...

И тут появился он, с гитарой в чехле и с моими бонгами. Если уж пароходная команда вышла на сцену, то нам сам бог велел. Вот он, честный труженик. Вот он, дух коллективизма. Это же было прекрасно - ступить на территорию СССР этакой парой стихийных коммуняк. Наши друзья-шпионы уже испарились, но я был уверен, что они откуда-нибудь наблюдают за нами. Я решил надеяться, что они расскажут где надо о нашем образцовом социалистическом поведении.


кабаре Дэвида на борту «Феликса Дзержинского»

Моряки явно обрадовались, что Дэвид собирается тоже сыграть, и с удовольствием уступили ему сцену. Он играл на гитаре, а я от души стучал в свои бонги. Я чувствовал себя таким же неисчерпаемым, как Микки Финн из Т.Рекс, хоть, может, и не таким красавцем. Когда Дэвид взял знакомые начальные аккорды из Space Oddity, я решил присоединиться к слушателям. Европейских и японских туристов эта песня привела в полное неистовство. Тогда, может быть, чтобы убедить и русских в том, что он - настоящий брат по духу, и вовлечь их в общее действо, он запел «Амстердам» - старую добрую матросскую песню.

Остаток вечера мы провели за выпивкой в компании наших новых русских друзей, которым хотелось как можно больше услышать о том, что происходит на Западе в музыке и изобразительном искусстве. Уже далеко заполночь я попрощался и ушел спать. Дэвида я оставил с самой прелестной из русских девушек, которая была уж совершенно покорена. Отлично, Дэйв.

Много лет спустя, в 2002 году, Дэвид заговорил со мной о книге про сталинские времена в России, которую читал. Там описывались гулаги в Сибири [прим.перев. - видимо, у них слово «ГУЛАГ» прижилось в значении «лагерь заключенных»], и рассказывалось, как людей свозили туда, тысячами, в самых ужасающих условиях. В книге упоминался один из пароходов, перевозивший заключенных - «Феликс Дзержинский».



@темы: музыка, книги, Дэвид Боуи

03:23 

Джефф Маккормак. From Station to Station. Продолжение. Япония-1.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
[часть 1, часть 2, часть 3] Я решила делать посты покороче)) так что про Японию будет еще.



глава 6

Япония, 1973


Разделавшись с таможней, мы встретились с официальной делегацией из RCA-Япония. Что поставило нас перед неожиданной проблемой - когда начинать и заканчивать кланяться. Моя красная книжечка была полна полезных фраз и всевозможных любезностей, но там не говорилось, что нужно делать, оказавшись лицом к лицу с низкорослыми, постоянно кивающими господами. Очень скоро стало ясно, что по поклонам японская команда бьет нас как хочет. Я сделал мысленную заметку - по возвращении написать про это парням из Берлиц.

По дороге в отель Империал мы воочию убедились, что Токио - совсем не то, что ЛА. Толпы народу грудились на тротуарах, здания пожирали все остальное пространство, бесчисленные миниатюрные машинки с миниатюрными седоками ползли по улицам со скоростью улитки, бампер к бамперу, плакаты и мерцающие неоновые вывески состязались в яркости на каждом фасаде - и все это соединялось в невероятный пульс города.


Токио, район Гинза

фото справа - Джон Хатчинсон, Тревор Болдер и Мик Вудманзи. Дэвид на заднем плане слева.

Гостиница «Империал» стоит в самом сердце района Гинза, фасадом к парку Хибия. Тысяча с лишним номеров - просторных, роскошных и с потрясающим обзором на город, собственные магазины, рестораны, оздоровительный клуб - это как целый отдельный поселок. Назавтра к нам там присоединилась вся группа, они прилетели самолетом.
Все были в невообразимом восторге. По ощущению, мы как будто приехали не в другой город и не в другую страну - а просто на другую планету.



Токио: парк Хибия, отель Империал

Мы с Тревором Болдером отважились на вылазку в город. Я не особо люблю большие толпы, и идея просто выйти на улицу меня уже достаточно нервировала - даже без Тревора, с его фирменной прической (сверху острижено, по бокам длинные пряди, плюс длиннейшие лохматые бакенбарды, все выкрашено в черный цвет), на которого все будут смотреть - так, как на него и смотрели. Поначалу, оказавшись в плотной толпе, я впал в панику, но уже через пару кварталов ощутил себя этакой частицей организованного хаоса. Там присутствовала даже некая естественная хореография, в этих движущихся массах.


Токио: Шибая и Чайнатаун.



Для иностранцев, въезжающих в Японию.

1. Иностранец, въехавший в Японию, обязан в течение 60 дней по прибытии лично явиться в городское, окружное, поселковое или деревенское отделение, по месту пребывания, и подать заявление о регистрации иностранца, с приложением 3 фотографий (сделанных не более чем за 6 месяцев до дня подачи, погрудных, показывающих лицо полностью, анфас, без головного убора, в размере 5 квадратных сантиметров, или визитную карточку, содержащую полное имя и дату рождения на обороте) в соответствии с требованиями Статьи 3 параграфа 1 Закона о Регистрации Иностранцев. Иностранец моложе 14 лет не обязан представлять фотографии.
2. Иностранец, получивший разрешение на пребывание на срок от года и более, должен пойти процедуру снятия отпечатков пальцев, согласно требованиям Статьи 14 параграфа 1 Закона о Регистрации Иностранцев, после получения им сертификата о регистрации иностранца, выданного на основании вышеуказанного заявления.
3. При выезде из Японии он обязан возвратить сертификат регистрации инспектору по иммиграции.
4. Подробная информация может быть получена в городском, окружном, поселковом или деревенском отделении.

Бюро по Иммиграции
Министерство Юстиции






Театр Кабуки в Гинзе, Токио


Боуи и меня сводили посмотреть театр Кабуки: традиционные японские пьесы, где играют те актеры-мужчины (они называются Оннагата), которые специализируются на женских ролях.
Как зрелище, это завораживает. На актерах живописные костюмы, сопровождают спектакль певцы и музыканты в золотом и в черном, они сидят на циновках из красных тканей, играют на барабанах, флейтах и трехструнных щипковых инструментах.
Великолепная картина. Однако через пару часов я уже ерзал на своем месте. Может, для глаз это было и пиршество, а вот европейские мои уши тамошнее меню слишком аппетитным не сочли. Звуковая сторона всего этого, посмею сказать, очень раздражает.




Как ни играй на флейте, в этом всегда есть некое очарование, и в Кабуки тоже, но вот что касается пения и перкуссии… Чтобы составить некое представление, как это звучало, снимите башмаки, губы сложите наподобие кошелька, а потом уроните себе на ноги шар для боулинга, примерно с половины собственного роста. А одновременно, без всякого порядка, как в голову взбредет, колотите в сковородку среднего размера. И добавьте к этому, если хватит воображения, звук, как если бы глухой тип в страшной спешке настраивал бы старую гитару. Да, и все это настолько холодно и невозмутимо, насколько получится.




@темы: Дэвид Боуи, книги, музыка

11:49 

И снова Маккормак. От станции к станции. Япония - 2.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
Когда путешествуешь, всегда хорошо иметь знакомых из местных жителей, и особенно это ценно, когда попадаешь куда-нибудь вроде Японии, и тебя сотрясает культурный шок мощностью в 12 000 вольт, не меньше. Добрые люди из RCA, как всегда, рады были помочь, но кто по-настоящему открыл для нас этот город - так это дизайнер Кансаи Ямамото. Он был так любезен, что то развлекал нас у себя дома, то водил по разным примечательным местам. И это как раз с ним мы ходили в театр Кабуки.
Дэвид во время этого тура выходил на сцену, облаченный в потрясающие произведения Кансаи, и к нашему прибытию в Токио тот изваял еще несколько. Иные из них были даже более сногсшибательные, чем прежние. Одно такое одеяние, где на белом фоне сочеталось несколько ярких цветов, держалось на кнопках - то есть его можно было сорвать одним махом, как в Кабуки. Боуи включил это в шоу - две стилистки, Сюзи и Линда, одетые с ног до головы в черное, подбирались по затемненной сцене и срывали костюм с Боуи, стоявшего в луче света. Это было чрезвычайно эффектно - Боуи-иллюзионист, фокусник.





Боуи с дизайнером Кансаи Ямамото в Токио и в костюмах Ямамото на последовавшем британском туре;
выставка работ Ямамото в музее Эдо-Токио "Passionate Exhibit: The Energy Principle of Kansai", 2008



Концерты в Токио проходили более чем удачно, несмотря на хорошо известную дисциплинированность японских любителей рок-н-ролла. Слушатели выражали свое одобрение поначалу весьма сдержанно, все больше просто аплодисментами, но Боуи все раскручивал их, и раскручивал, и к концу шоу на большинстве концертов фанаты приходили - по японским меркам - в настоящее неистовство.



Япония, апрель 1973 (photo by Sukita)


Понемногу все мы начинали понимать сложные правила социального устройства, которые управляют всем - и которые так важны - в японском обществе. Но даже будь мы настоящими специалистами по японскому языку и традициям, для японцев мы все равно останемся «гайдзинами» - чужаками. Трудно поверить, но Япония действительно была закрытой страной до 1853 года. И хотя внешне большие города, вроде Токио, кажутся европеизированными, чуть глубже поверхности отчетливо ощущается их отдельность от всего остального мира.

Я был - и остаюсь - натура вполне деликатная, умею ловко держаться в обществе, не склонен переворачивать вещи или спотыкаться без особых причин. По крайней мере, на трезвую голову. И тем не менее, по большей части в Японии я чувствовал себя чрезвычайно неловким - настолько тонкий этикет поддерживает там общественную гармонию. Но, правда, как происходит с чужаками и в других сообществах, люди ценят, когда видят, что ты стараешься. И пока ты избегаешь совсем уж вопиющих выходок - вроде вторжения в дом не сняв обуви, или использования мыла в ванне (оно для мытья под проточной водой) - ничего страшного, если время от времени ты невпопад поклонишься. Поклоны - невероятно сложный ритуал. Нужная глубина поклона, угол, и как долго ты не разгибаешься - все зависит от возраста и статуса адресата. Но для «гайдзина» вполне достаточно короткого полупоклона и учтивого рукопожатия.
комментарий переводчика - для адресата поклона он придумал слово «bowee» - от «bow», поклон;
так что фраза звучит: поклон зависит от... статуса боуи , простите, не хотел каламбурить





Там, в Японии, я встретил прелестную китайскую девушку. Она ни слова не знала по-английски, но зато бегло говорила по-японски. Она сводила меня в такие места, которых я, иностранец, сам никогда бы не отыскал. В Японии чувствуешь себя в полной безопасности. Даже когда тебя водят по непонятным закоулкам и тупикам, чувство порядка и одухотворенности не исчезает. В совершенно чуждой обстановке, среди незнакомых ароматов, блюд, о которых ни разу в жизни не слышал, не говоря о том, чтобы пробовать, в темных, дымных «ресторанах», почти лишенный средств коммуникации и надеясь только на свою миниатюрную китайскую спутницу - я все равно чувствовал себя хоть и уязвимым, но удивительно раскрепощенным.



Замок Осака

Ритуальные врата Святилища Ицукусима на острове Ицукусима (префектура Хиросима), прилив

Кроме Токио, мы были в Кобе, Осаке, Нагое и Хиросиме - мишени первой ядерной бомбы, брошенной в порыве гнева. Наша гостиница в Хиросиме находилась прямо возле скелетоподобных руин - Генбаку Дому (Атомный дом) - которые отмечают эпицентр взрыва. Их оставили как памятник тому, что тогда случилось. В музее можно увидеть очертания человека на стене, вмерзшего - вернее, выжженного в ней, и наручные часы, оплавившиеся в 8:15 утра 5 августа 1945 года.

В Парке Мира там горит Вечный огонь, который должен быть потушен, когда последняя единица ядерного оружия исчезнет с лица земли.


Вечный огонь был зажжен 1 августа 1954 года

Мы перемещались между городами в поезде «Пуля», из которого, хотя и только проездом, увидели прелестную природу Японии, и величественную, с заснеженной вершиной, гору Фудзи, и изящные декоративные детали зданий, и работающих на полях мужчин и женщин.



"Пуля" на фоне Фудзиямы


Мы возвратились в Токио на последний, завершающий концерт, и потом группа отправилась самолетом назад в Англию. А Боуи и я остались. Нам предстояла гораздо более замысловатая дорога домой.

Дэвид познакомился в Японии с очаровательной девушкой, наполовину японкой, наполовину француженкой. У нее были ярко-синие глаза. В наш последний вечер Дэвид, Синеглазка, моя китаянка и я устроили прощальное пиршество в ресторане кайсеки-риори, из блюд традиционной «высокой кухни». Мы прошли через внутренний дворик, мимо дерева с дивными, сладко пахнущими цветами, и в дверях ресторана нас, как старых друзей приветствовала низенькая пожилая дама. Она проводила нас к столику, затем нам сервировали маленькие, очень красиво разложенные порции блюд в фарфоровых и лаковых мисочках. Милые девушки в кимоно грациозно скользили по залу, приносили новые и новые деликатесы. Я смотрел на Боуи. Он был погружен в свои мысли. Я знал, что он пытается придумать какой-нибудь ход, какой-нибудь план, чтобы мы могли бы остаться здесь, в Японии. Но это было невозможно. У нас было назначено свидание с русским кораблем, в порту Йокогама.





Цветы так ярки, пышны над дорогой.
Они бумажные - и что с того?
Нет, важно только то, что ты их помнишь,
Пусть ветер их давным-давно унес .


(«Чайнатаун», стихи Джеффа МакКормака. Из альб. «Praise», WEA, 1992.)




@темы: Дэвид Боуи, книги, музыка

22:10 

Книга МакКормака о странствиях с Дэвидом Боуи. Часть 3.

Unus non sufficit orbis (Одного мира мало)
[часть 1, часть 2] в ЖЖ


глава 5

Пароход «ОРОНСИ»


Дэвид в то время не был особым поклонником авиации - отсюда и все наши корабли и поезда.

Так что, завершив тур по США 1973 года, Дэвид и я оказались перед восхитительной задачей - как доставить себя из Лос Анджелеса в Японию, избежав заключения в стерильном пространстве самолета. То есть надо было пропутешествовать по Тихому океану, в его северной части, от ЛА до Сан-Франциско, потом в Ванкувер, на Гавайи и далее попасть в японский порт Йокогаму. Плыть нам предстояло на SS-Oronsay, одном из лучших в пароходстве P&O (Peninsular and Oriental Steam Navigation Company).
(справа - Оронси в июле 73-го в порту Саутгемптона)

«Оронси» был не такой грандиозный, как «Канберра» - меньше, старше [прим.перев. - 1951г. постройки] и более потрепанный - так что мы его тут же переименовали в Олд Рэнсид, Старую Вонючку.

Но как вам скажет любой морской волк, менять имя кораблю - это не к добру, и мы честно хлебнули свою дозу дурной кармы. Вместо роскошного люкса, на который мы рассчитывали, нас проводили в каморку без иллюминаторов, в той части парохода, где жила команда. Мы едва смогли просто впихнуть туда Дэвидов багаж. Чтоб один из нас мог как-то развернуться в каюте, другой вынужден был оставаться в коридоре.


четырёхместная каюта на Оронси и каюта люкс

Мы постарались, как могли, украсить комнату - на стены прилепили фотографии, а блюдо с фруктами заменили на блюдо с лакрицей, но в этом интерьере даже самый лучший дизайнер оказался бы бессилен. Потом до нас дошла вся ирония ситуации - что Дэвида, который уже привык к такой помпе и шуму вокруг себя, заперли в убогом чуланчике возле судовой машины - и мы захохотали как безумные. В полном смысле слова - когда катаешься по полу схватившись за живот, на грани истерики. Так нас стюард и застал... И глядя как мы корчимся на полу в каюте, а Дэвид - наполовину, ногами, уже в коридоре, он, наверное, думал, что тут-то нам самое и место. Однако он изобразил на лице улыбку - примерно так могла бы улыбнуться тебе Королева-мать, сообщив, что ты смертельно болен - и сказал, что люкс для нас подготовлен. Меня не заинтересовало, из-за чего вышла накладка с местами, Дэвида, видимо, тоже - он только непременно захотел запечатлеть каюту на полароид, на память. Чтобы усугубить общую жалостность и безнадежность картины, я надел спасательный жилет.
Все та же, без всякого настроения сконструированная, улыбка была на лице у стюарда, когда он вел нас наверх, туда, где помещаются порядочные, приличные люди - люди, которые не валяются по полу и не маются дурью со спасательными жилетами.
После того, как мы вышли из ЛА 19 марта, первым портом у нас на пути был Сан-Франциско. Там Дэвид устроил нам встречу с прелестной Бетт Мидлер.
Как вы можете себе представить, общаться с Бетт - огромное удовольствие. Она предложила нам пойти послушать автора/исполнителя песен Кенни Рэнкина, который играл в одном небольшом зале в городе.

читать дальше

@темы: музыка, книги, Дэвид Боуи

Не преследуя особенных целей...

главная